суббота, 15 июня 2013 г.

Афера на 500 млн долларов в США: дело «русских консультантов»

Делом «русских консультантов» прозвали одно из самых крупных хищений из казны Города Большого Яблока. Напомню, что в 1988 году в Нью-Йорке была создана программа CityTime, целью которой значились «консолидация и автоматизация» обработки данных о рабочем времени городских служащих при начислении им зарплаты. В городских учреждениях Нью-Йорка тогда работали примерно 165 тыс. человек, и сначала на CityTime выделили 63 млн долларов, а затем, как водится, бюджет программы разбух до 722 млн.

Для управления этой программой Сити-холл нанял четырех консультантов, которые, как установило следствие, получили за свою работу почти 50 млн долларов – на 46 млн больше, чем полагалось. Консультантами оказались эмигранты из бывшего СССР Марк Мазер, его дядя Дмитрий Аронштейн и Виктор Натанзон, а также американец Скотт Бергер. Вместе с ними в декабре 2010 года арестовали жену Марка Мазера Светлану, его мать Ларису Медзон и двоюродную сестру Анну Маковецкую.

С тех пор Натанзон признал себя виновным и согласился сотрудничать с манхэттенской федеральной прокуратурой, Бергера выделили, а к обвиняемым добавили американца французских кровей Жерара Дено, а также супругов Рэдди и Падму Аллен – натурализованных граждан США родом из Индии. В феврале 2011 года супруги Аллен получил повестки большого жюри и сбежали на родину, откуда их пытаются экстрадировать. До решения суда все они считаются не виновными, но обвинение грозит им лишением свободы на срок до 20 лет.

Главарем преступной группы, как обозначили обвиняемых в федеральной прокуратуре Манхэттена, считают Марка Мазера, под руководством которого у города Нью-Йорка якобы было похищено полмиллиарда долларов. «Всего за несколько месяцев после первого сообщения об арестах и конфискациях мы получили доказательства, что коррупция в проекте CityTime была эпической по продолжительности и размаху, – заявил 20 июня 2011 года манхэттенский федеральный прокурор Приит Бхарара. – Как мы считаем, CityTime служил орудием беспрецедентного мошенничества, которое как бы пустило метастазы во времени. Но какими бы ошеломляющими ни были обвинения, наш ответ еще сильнее. Мы продолжим энергично расследовать проект CityTime до тех пор, пока каждый его преступный участник не предстанет перед правосудием. И мы не успокоимся, пока – так или иначе – каждый цент украденных денег не будет обнаружен и возвращен городу».

На прошлой неделе стало известно, что родня Марка Мазера намерена отмежеваться от него, по крайней мере, на суде, поскольку предъявленные его матери, жене и кузине объявлении ничтожно малы. Кругом бегом они помогли Марку Мазеру отмыть 25 млн долларов, и в судебных документах сказано, что Светлана Мазер, Лариса Медзон и Анна Маковецкая просят судить их отдельно, чтобы они могли «признать суть предъявленных ему обвинений», и на них не легло тяжкое бремя обвинений, которого они не заслуживают. В ходатайстве адвоката Бенджамина Брафмана, который защищает Ларису Медзон, отмечено, что этот «необычный шаг» необходим, чтобы на суде вызывать доверие у присяжных.

Там же говорится, что «огромное количество доказательств» вины Марка Мазера и других подсудимых, которое представила прокуратура, может «несправедливо настроить» присяжных против его родственников. Адвокат отметил, что трех этих женщин обвиняют только в одном эпизоде отмывания денег, тогда как «среди миллионов представленных суду документов нет доказательств того, что (они) знали о каких-либо перечисленных там мошенничествах и откатах, уже не говоря, что принимали в этом участие». Однако, настаивает Бен Брафман, это решение отнюдь на значит, будто «мы принимаем все, в чем обвиняют Мазера», а просто на отдельном суде его жене, матери и кузине не придется отбиваться от того, о чем они и понятия не имеют. Марка Мазера защищает не менее авторитетный манхэттенский адвокат Джеральд Шаргел, который подтвердил, что родственницы его клиента «ни в коем случае не толкают его под автобус», а просто делают «адвокатский ход». В федеральной прокуратуре Южного округа Нью-Йорка от комментариев воздержались.

Перечитывая 43 страницы второго обвинения по делу «русских консультантов», понимаешь разумность этого «адвокатского хода» – роль подсудимых женщин (не считая Падмы Аллен) там ничтожна. За работой проекта CityTime надзирал городской отдел фонда зарплаты (Office of Payroll Administration или OPA). Этим отделом руководил Джоэл Бонди, который знал Марка Мазера по предыдущей работе и в 2005 году рекомендовал его в консультанты программы CityTimе, а также сообщил в отдел кадров Сити-холла, что Марк Мазер будет привлекать других консультантов, которыми стали Аронштейн и Натанзон. После их арестов Бонди сначала был отстранен от должности, а затем ушел в отставку. Доказательств его причастности к нарушению закона не обнаружили.

Мазера со временем назначили представителем ОРА в проекте, дав ему право утверждать графики занятости консультантов, представлять отдел на совещаниях и рекомендовать одобрения или возражения по поводу контрактов CityTime. Основным подрядчиком проекта была компания Science Applications International Corporation (SAIC), которая в списке 500 крупнейших компаний США (Fortune 500) стоит примерно посередине с персоналом в 41 тыс. служащих. Главным субподрядчиком SAIC для участия в проекте CityTime стала компания TECHNODYNE, руководители которой супруги Аллен пошли под суд за мошенничество и откаты. Рэдди и Падма Аллен, в свою очередь, заключили контракт с «субсубподрядчиками» – компанией D.A. Solutions, Inc. (DAS), принадлежавшей Дмитрию Аронштейну, и с компанией Prime View, Inc., принадлежавшей Виктору Натанзону. Обвинение утверждает, что с 2003 по 2010 год город выделил компании SAIC на проект CityTime больше 600 млн долларов, из которых 400 млн достались TECHNODYNE, а из этих денег больше 55 млн с 2005 по 2010 год получила DAS Аронштейна и больше 20 млн долларов с 2006 по 2010 год – Prime View Натанзона.

В обвинении подробно изложена «массивная и изощренная схема», по которой мошенники присваивали деньги города, то есть нью-йоркских налогоплательщиков. Например, сказано, в конце 2005 года на проект CityTime работали меньше 150 консультантов, и в служебном отчете SAIC говорилось, что этого количества вполне достаточно. Но к концу 2007 года консультантов там было больше 300, причем многие получали по 160 долларов в час, то есть больше 300 тыс. в год. Утверждал эти назначения и зарплаты Марк Мазер.

По поводу системы «откатов» в обвинении указано, что Мазер получил от Аронштейна и Натанзона больше 25 млн долларов за предоставление работы их компаниям. Полученную в результате этой гигантской аферы наживу нужно было скрывать, для чего Падма и Рэдди Аллен давали откаты Карлу Беллу, главному инженеру нью-йоркского отделения SAIC, причем давали не из рук в руки, а переводили деньги в Индию на банковские счета дочерних фирм их компании TECHNODYNE. Индийские компании переводили эти деньги обратно в США, но уже на счета, которые открывал Белл. В обвинении называются также банки в Латвии и Китае.

Марк Мазер получал откаты от D.A.Solutions Аронштейна и Prime View Натанзона и депонировал их на счета компаний-«пустышек», которые открывали и которыми руководили он сам, его мать Лариса Медзон и его двоюродная сестра Анна Маковецкая. Со счетов этих компаний миллионы долларов переводились на счета таких же «пустышек», которые контролировали Марк Мазер и его жена Светлана. Лариса Медзон получила на свои счета и счета своих корпораций больше 1,5 млн долларов, из которых 43 тыс. долларов в июне 2010 года ей заплатил чеком Виктор Натанзон. 22 января 2010 года Лариса Медзон через банкоматы в разных банках Нью-Йорка сняла больше 6 тыс. долларов. Светлана Мазер в июне 2010 года подала в Сити-Холл ложные ответы на вопросник VENDEX, необходимые для заключения контракта с городом.

В обвинении уточняется, что 2 мая 2006 года Дмитрий Аронштейн перевел на счет в латвийском банке 30 750 долларов и 90 центов. Марк Мазер 26 марта 2009 года получил 30 тыс. долларов переводом со счета банка в Латвии на счет принадлежавшей ему в Нью-Йорке компании-«почтового ящика». Помимо этого в обвинении сказано, что некоторые из подсудимых завышали количество отработанных ими на город часов и обманом получили за это минимум 200 тыс. долларов из расчета установленной им зарплаты 210 долларов за час.

Прокуратура также подсчитала, на что именно подсудимые тратили эти деньги. Марк и Светлана Мазер купили два дома в Манхассете на Лонг-Айленде почти за 3 млн долларов и еще 350 тыс. долларов истратили на благоустройство этих домов. За два года перед арестом супруги Мазер приобрели 6 автомобилей последних моделей и положили больше 1 млн долларов в банки на свои счета, на счета своих детей и принадлежащих им подставных корпораций. Больше 1 млн долларов они получили переводами из-за границы со счетов, которые прокуратура считала связанными с Дмитрием Аронштейном.

Дмитрий Аронштейн получил от города для своей корпорации больше 55 млн долларов, хотя клиентов у него до этого не значилось. Из этой суммы он перевел больше 1 млн долларов на свой личный счет, 425 тыс. долларов взял наличными в банках и банкоматах, а полмиллиона отправил в другие корпорации, принадлежавшие ему и его жене. За два последних года Аронштейн также купил два автомобиля последних моделей.

Виктор Натанзон за откат получил для своей корпорации контракт с городом больше чем на 21 млн долларов, из которых присвоил больше 400 тысяч. И, наконец, Скотт Бергер получил за участие в афере от компаний Мазера и Аронштейна больше 1,3 млн долларов.

Несмотря на дважды предъявленное обвинение, расследование продолжалось, и, чтобы выйти из него, в прошлом году компания SAIC уплатила Нью-Йорку 500 млн долларов, тем самым заранее возместив городу потери частично по вине «русских консультантов». Главный инженер нью-йоркского отделения SAIC Карл Белл 14 июня 2011 года признал себя виновным в том, что с 2003 по 2011 год получил несколько миллионов долларов в виде откатов. Судья Джордж Дэниелс назначил начало слушаний на 14 января 2013 года, но в связи с ходатайствами защиты эта дата была отложена.

Комментариев нет:

Отправить комментарий